Спонсоры:
Спонсоры:

Талейран-Перигор Шарль Морис

Летом 1792 г., после взятия королевской семьи под стражу, Талейран бежал в Англию, а потом некоторое время прожил в Америке, занимаясь коммерцией. В скором времени ситуация во Франции вновь изменилась. В результате переворота 9 термидора (27 июня) 1794 г. якобинцы были устранены от власти. Летом 1796 г. Талейран вернулся на родину. Во Франции правила Директория, фактическим руководителем которой был Поль Баррас. К нему-то и направилась давняя подруга Талейрана Жермена де Сталь, чтобы просить о назначении своего бывшего любовника в состав правительства. Она упала перед Баррасом на колени, плакала, ломала руки и угрожала самоубийством. В результате князь стал министром внешних сношений. Радость Талейрана была неописуема. По воспоминаниям современников, он вел себя как помешанный, все время повторяя: «Место за нами! Нужно составить на нем громадное состояние, громадное состояние, громадное состояние!» И в этом министр преуспел. Только за 1797—1799 гг. он получил взяток на сумму 13,65 млн франков золотом. Сколько же всего было получено за годы службы, неизвестно никому. Собирая мзду, князь не предполагал круто изменять политику Франции в ту или другую сторону и не делал ничего, что, с его точки зрения, могло нанести серьезный ущерб стране. Это было бы невозможно. А вот ускорить принятие решения, смягчить, подправить условия соглашения в сторону, желательную для противной стороны — за такие дела князь брался с легкостью и никогда не стеснялся требовать кругленькие суммы «на сладенькое» (именно в такой формулировке запросил он 50 тыс. фунтов стерлингов от американской делегации за скорейшее выделение законно причитающихся судовладельцам денежных сумм). Проницательный министр верно угадал возможности молодого генерала Бонапарта и стал стремиться к сближению с ним. Это удалось, так как будущий император крайне нуждался в ловком советчике и дипломате при решении политических проблем. Талейран стал одним из самых активных организаторов государственного переворота 18 брюмера (9 ноября) 1799 г., приведшего к власти триумвират, главной фигурой которого стал корсиканец. После окончательного захвата власти Бонапарт расставил во главе правительственных структур верных себе людей. Среди них был и князь Талейран, который вновь занял пост министра внешних сношений. Наполеон не мог не полагаться на бывшего епископа, так как именно он предложил ввести должность первого консула, в подчинении которого должны были находиться ключевые министерства. А необузданная лесть потомственного царедворца позволила ему долгое время сохранять прочное положение при самолюбивом корсиканце. Конечно же, Наполеон не стал бы терпеть возле себя заурядного льстеца и взяточника. Гениальный корсиканец, недооценивая мстительность и беспринципность Талейрана, отчетливо понимал, насколько талантлив был этот человек, как точно судил он о расстановке сил в Европе, как блестяще использовал сложившиеся ситуации в дипломатической игре и как часто выходил победителем из тяжелейших для страны положений. В 1802 г. Талейран женился. Его избранницей стала уроженка Индии Катрин-Ноэль Ворле, в замужестве Катрин Гран, женшина авантюристического склада, малообразованная, но чрезвычайно красивая. История их знакомства до сих пор не выяснена. Одна из наиболее распространенных легенд повествует, что мадам Гран явилась в резиденцию министра в особняк Галифе в качестве просительницы и заснула в ожидании хозяина. Талейран нашел ее в кресле, был поражен красотой незнакомки и влюбился. Долгое время князь и не помышлял о женитьбе, вполне удовлетворяясь постоянным присутствием любовницы в своем доме. Однако Бонапарт, видя, что такие отношения с разведенной женщиной отрицательно сказываются на авторитете министра, потребовал официального оформления отношений, и Талейран согласился. 9 сентября 1802 г. был заключен брачный контракт, а через день состоялось венчание. Женитьба не принесла Талейрану счастья. Катрин оказалась недалекой, тщеславной, жадной и неумной женщиной. Ее претенциозность не знала границ и выглядела смешной. О Катрин ходило множество анекдотов и сплетен. В Тюильрийском дворце ее не принимали. Талейран довольно скоро охладел к жене. Ее красота блекла, а отрицательные черты характера прогрессировали. В конце концов они расстались и больше никогда не виделись. 18 мая 1804 г. Сенат провозгласил Наполеона Бонапарта императором французов. Талейран не обольщался блестящими военными победами французской армии, понимая, что амбициям Наполеона когда-нибудь поставят предел. Фактически уже с этого времени он начал тайную войну против императора и не остановился даже перед тем, чтобы стать платным австрийским и русским агентом. В 1809 г. в жизнь Талейрана вошли Анна-Шарлотта, герцогиня Курляндская, и ее дочь Доротея. Последняя стала женой его племянника Эдмона. «Сватом» был Александр I, согласившийся на просьбу князя быть посредником при сговоре. Молодые поселились в Париже у Талейрана в его особняке Матиньон. Вместе с ними жила и Анна-Шарлотта, с которой у князя возникла любовная связь, длившаяся несколько лет. Позже, когда герцогиня Курляндская покинула Париж, а муж Доротеи уехал в Северную Италию к месту дислокации своего полка, между Талейраном и молодой женщиной установились близкие отношения, которые закончились лишь со смертью князя. В это время в Европе назревали перемены. Поход Наполеона в Россию закончился крахом. Войска антифранцузской коалиции во главе с Александром I вторглись на территорию Франции. В их стане царили разногласия по поводу маршрутов дальнейшего продвижения. Князь решил ускорить ход событий и направил к Александру сторонника Бурбонов Витроля с предложением идти на Париж. Потом он убедил маршала Мармона сдать столицу. Союзные войска беспрепятственно вошли в Париж. Александр I и прусский король посетили князя в его дворце. Здесь Талейран стал убеждать их в необходимости посадить на французский престол Бурбонов. Он давно поддерживал связи с членами низверженной королевской семьи, а сейчас, весной 1814 г., попытался убедить Александра в том, что вся Франция желает возвращения старой династии. «Как я могу убедиться, что Франция хочет Бурбонов?» — недоверчиво спросил царь. «Так решит Сенат, Ваше Величество, и такое решение я берусь организовать», — заявил Талейран и выполнил обещанное.

Читать дальше