Спонсоры:
Спонсоры:

Феллини Федерико

Однажды в 1945 г. Джульетта подружилась с любимцем всей Италии — кинорежиссером Роберто Росселли-ни. И наконец добилась своего: по сценариям Феллини Росселлини снял «Рим — открытый город» (1945 г.), «Пайза» (1946 г.), «Франциск — менестрель божий» (1950), «Европа-51» (1952 г.). Оригинальное сценарное мышление Федерико привлекло к нему и таких известных режиссеров, как А. Латтуада и П. Джерми, с которыми он сотрудничал с 1947 по 1952 г., выпустив на экраны десяток фильмов. Так начался творческий путь прославленного режиссера, которого со временем назовут «великим Феллини». Режиссерский взлет Федерико был стремительным. Увлеченный эстетикой неореализма, он сразу же реализовал свои взгляды в лентах «Огни варьете», «Белый шейх», а третий фильм — «Маменькины сынки» — получил в 1953 г. премию МКФ в Венеции. В центре внимания этих картин вполне заурядные судьбы и события, разворачивающиеся на фоне трудной жизни послевоенной Италии. В них уже ощущаются свойственные Феллини тревожная экспрессия, ирония и поэтичность, и еще присутствует характерная для неореализма оптимистическая тональность. Но мотивы неореализма радикально пересматриваются им в фильме «Дорога». Организованный по законам трагедийной притчи, он стал новым словом в киноискусстве, благодаря своей метафизической структуре, простоте и выразительности каждого эпизода. Главную героиню — смешную, трогательную, нелепую клоунессу Джельсоми-ну сыграла Джульетта. Неприметная в жизни жена киногения на экране преображалась до неузнаваемости. Когда спустя годы журналисты спросили режиссера, какой из его фильмов является «ключевым» или таким, который он бы «бросился спасать в первую очередь», Феллини ответил: «"Дорога" — поистине каталог всего моего мифического мира, выраженного в соответствующих зрительных образах без предосторожностей, раскованно. Маловероятно, чтобы мне когда-либо представился более счастливый момент. "Дорога" останется для меня точным выражением моих нравственных интересов, моих эстетических требований, моего восприятия окружающего — это самый важный этап моей жизни, быть может, ее заключение». А Мазину после премьеры этой картины назвали «Чаплином в юбке», а сам великий комик увидел в актрисе достойную продолжательницу его излюбленной темы «маленького человека». В 1956 г. «Дорога» получила «Оскара» и в придачу пятьдесят международных наград, что означало мировое признание для супружеской пары. Через год — «Оскар» и шестьдесят международных наград за «Ночи Кабирии» (1957 г.), где главную роль опять же играла Джульетта, уже получившая Гран-при Каннского кинофестиваля за эту ленту. Следом за премиями, полученными на кинофестивалях в Сан-Себастьяне и Москве, на нее посыпались приглашения сниматься в Голливуде. Но Мазина отказалась: все ее время и весь талант принадлежали одному человеку — ее мужу. Она считала, что у гения должна быть муза, которая верно служит ему, забывая о своих желаниях и потребностях. У Федерико была его верная Джульетта, благодаря которой он прожил весьма приятную и беспечную жизнь — в красивом мире своих фантазий. А Мазина? После смерти двухнедельного сына Пьетро у нее остался только Федерико. Он приходил со съемок возбужденный, деятельный и говорил: «Не плачь Джульетта, ведь у тебя есть я. Зачем тебе дети, тебе хватит хлопот и со мной». И она ездила с ним в съемочные экспедиции, обсуждала сценарии, доставала деньги на съемки, знакомилась с «нужными людьми» и всегда сглаживала отрицательное впечатление, которое производил на них ее гениальный муж. Творческая карьера Феллини набирала обороты. Единственное место, где Федерико чувствовал себя «в своей тарелке», был павильон номер пять на киностудии «Чинечитта». В нем он превращался в фантазера, мага и волшебника: «Там я знаю, где нахожусь. Кинематограф — мое убежище: он оправдывает мое существование. Когда я снимаю, то забываю о всех невзгодах, даже учащенное сердцебиение проходит, ибо я делаю то, что должен делать. Это и есть счастье. Счастье дерева, которое пустило листву и просто хочет быть деревом...» В мире киноискусства нет другого режиссера, который был бы награжден таким количеством призов: сто национальных и международных премий и пять призов американской киноакадемии «Оскар». Главный приз МКФ в Канне получил и фильм Феллини «Сладкая жизнь» (1959 г.), где, осваивая возможности широкого экрана, он в сложноорганизованном потоке образов, полных гнева, иронии и сарказма, создал кинопроизведение, подобное грандиозной фреске жизни всех слоев общества. Потрясла зрителей и критиков и следующая работа мастера — «Восемь с половиной» (1963 г., гл. приз МКФ в Москве, премия «Оскар»). Эта во многом автобиографичная картина отражает сокровенный творческий процесс и внутренний мир художника, чьи сны, воспоминания, фантазии перемежаются с реальными событиями и запечатлены как свободный «поток сознания» героя. Смысл этого метода, впервые примененного Фе-линни, состоит в том, что режиссер сумел показать, какие подчас бесконтрольные импульсы предопределяют движение мысли творческого человека, в борьбе каких противоречий рождаются истинные произведения искусства и сколь велика ответственность творца. Аналогичный метод проникновения во внутренний мир героини использовал Феллини и в своем первом цветном фильме «Джульетта и духи» (1965 г.). А неповторимый образ женщины, мучимой ревностью, страдающей от разлада в личной жизни, сыграла Мазина. Ей, внешне счастливой жене великого режиссера, не трудно было пережить на экране эту драму. А мир только после смерти супругов узнал о ее боли и тайне Феллини. Оказывается, еще в 1957 г. он познакомился с молодой и красивой Анной Джованнини, которая стала его любовницей и самой настоящей рабыней. Он не мог никого видеть рядом с ней. Сначала потребовал, чтобы она ушла из аптеки, где работала фармацевтом, а потом постепенно отлучил ее от приятелей и знакомых. Федерико тщательно скрывал свой роман, но Джульетта знала обо всем и терпеливо ждала, когда ему это надоест. Но Феллини до самой смерти вел двойную жизнь: одну — рядом с Джульеттой, другую — при безгранично преданной ему Анне... Феллини как истинный художник получал определенный творческий заряд от талантливых женщин: Аниты Экберг, Анук Эме, Клаудии Кардинале, Сандры Мило. Он не мог равнодушно проходить мимо красоты, вызывающей чувство восхищения и изумления. Истину же он всегда находил в своем доме. Общаясь с женой, он не скрывал своих недостатков, зная, что она всегда поможет ему их преодолеть. Смущаясь, признавался публично: «Я не знаю, что надо делать, чтобы на газовой плите вспыхнуло пламя... У меня не хватает терпения, даже чтобы сварить яйцо... Для меня также несколько рискованное дело включить телевизор. Если я остаюсь один в доме, то отказываюсь от этого намерения...»

Читать дальше