Спонсоры:
Спонсоры:

Флобер Гюстав

Тем не менее, и признанный поэт Сент-Бёв, и начинающий критик Франс определили «Госпожу Бовари» как роман нового типа, но еще более восторженно приняли его читатели. Правда, не обошлось без скандала. Суд предъявил автору и издателю обвинение в безнравственности. На судебном заседании прокурор, приведя несколько отрывков из романа, объявил их «порнографическими». В ответ зашита принялась доказывать, что упомянутые сцены необходимы, а описанные прелюбодеяния Эммы Бовари обернулись для нее суровым наказанием. Судьи посчитали этот аргумент достаточно убедительным, и таким образом роман был оправдан. Хотя вдумчивый читатель понимал, что Эмма «плохо кончила» отнюдь не из-за супружеской неверности, а по причине огромных долгов, которые она не смогла отдать. Несмотря на оправдательный приговор, судебный процесс привел Флобера в ужас. «О чем же можно писать, если столь безобидное создание, если бедная моя госпожа Бовари была схвачена за волосы и словно гулящая девка доставлена в исправительную полицию?» — вопрошал он в одном из писем. После «Госпожи Бовари» Флобер обратился к исторической теме. В романе «Саламбо» он описал события далекого прошлого, когда Карфаген пытался восстановить свою целостность. Это произведение, насыщенное сильными образами, одухотворенное трагической любовью ливийского наемника Мато к Саламбо, дочери карфагенского полководца, можно назвать историческим романом лишь отчасти. Перед читателем предстает классическая история любовных отношений на великолепном фоне драматических событий карфагенской истории. Фантазией автора запечатлены неистовые страсти и первобытная энергия людей, борющихся за выживание. Виктор Гюго отозвался на роман восторженным замечанием: «Эта прекрасная, могучая и ученая книга... Вы воскресили исчезнувший мир и с этим поразительным воскрешением вы сочетали потрясающую драму». Опубликовав «Саламбо», Флобер тут же приступил к новому роману «Воспитание чувств». Сюжет был традицио-нен для французской литературы — воспитание, а точнее, карьера молодого провинциала Фредерика Моро в Париже. Драматизм повествования не в поступках героев, а в том, что все они попросту не успевают жить. Поток времени уносит красоту и терпение госпожи Арну, суету карьериста Делорье, ненасытную жадность промышленника Дамбреза и все деловые планы и надежды самого Фредерика. Особую остроту роману придает описание восстания 1848 г., изображенное с точки зрения аристократа духа Флобера: «на трон взобрался пролетарий... веселый и глупый, как обезьяна; уличная девка в позе статуи Свободы... ужасна; вот отличный фарс». Фарс — таков теперь для Флобера уровень драматизма. Все описанное вполне отвечало более позднему афоризму Флобера: «Видеть в жизни фарс — единственный способ видеть ее не в черном цвете. Будем смеяться, чтобы не плакать». Последние годы жизни писателя были исполнены печали и горести. Как пишет исследователь творчества романиста С. Моэм: «Жил он в основном в Круассе. Вел сидячий образ жизни. Слишком много курил. Слишком много ел и пил. Денег не хватало. Друзья выхлопотали для него синекуру на три тысячи франков в год, и он принял их предложение, хотя и чувствовал себя глубоко униженным. Правда, до денег он так и не дожил». 8 мая 1880 г. внезапная смерть Флобера прервала его работу над романом «Бувар и Пекюше». Обозреватель журнала «Иллюстрированный мир» отметил: «Он пал, словно солдат на поле брани». Пожалуй, это был самый краткий и самый точный некролог о великом мастере слова.