Спонсоры:
Спонсоры:

Франс Анатоль

Скверное настроение писателя обострялось чувством вины. Дело в том, что здоровье Леонтины, уже некрепкое, пошатнулось летом 1909 г., когда до нее дошли слухи, что Франс, плывя на пароходе в Бразилию, чтобы прочесть лекции о Рабле, не устоял перед кокетством пятидесятилетней актрисы Французской комедии. Ревнивая Леонтина слегла. «Это ребенок, — говорила она своей приятельнице, — если бы вы знали, какой он слабый, наивный, как легко можно его одурачить!» Возвратясь в Париж, Франс повинился в недостойном его легкомыслии. Вместе с Леонтиной он уехал в Капиан, ее загородный дом, где мадам де Кайаве внезапно заболела воспалением легких и 12 января 1910 г. умерла. Для Франса кончина Леонтины стала огромной душевной травмой. Горе помогла перенести другая преданная женщина, Оттилия Космутце, венгерская писательница, известная у себя на родине под псевдонимом Шандор Ке-мери. Она одно время была секретарем писателя и своей чуткостью, добротой помогла «вылечить великий ум» от депрессии. Годы Первой мировой войны состарили Анатоля Франса. Из Парижа он переехал в небольшую усадьбу Бешель-ри, недалеко от провинции Турен, где жила Эмма Лапревот, бывшая горничная Леонтины де Кайаве. Эта женщина была больна и бедна. Франс поместил ее в больницу, а после выздоровления она стала домоправительницей писателя, взяв на себя все заботы о нем. В 1918 г. Франса постигло новое горе — его дочь, Сюзанна Псикари, умерла от гриппа. Ее тринадцатилетний сын Люсьен остался круглым сиротой (Мишель Псикари погиб на войне в 1917 г.), и Франс взял на воспитание любимого внука, который стал впоследствии единственным наследником писателя. В 1921 г. Франсу была присуждена Нобелевская премия по литературе «за блестящие литературные достижения, отмеченные изысканностью стиля, глубоко выстраданным гуманизмом и истинно галльским темпераментом». В течение всей своей долгой жизни Анатоль Франс редко жаловался на здоровье. До восьмидесяти лет он почти не болел. Однако в апреле 1922 г. сосудистый спазм парализовал его на несколько часов. И писатель признался, что уже не может «работать как прежде». Но, тем не менее, до самой кончины он сохранял бодрость духа и удивительную работоспособность. Он мечтал побывать в Брюсселе, Лондоне, закончить книгу философских диалогов под названием «Sous la rose», что можно перевести как «Не для посторонних ушей». В июле 1924 г. Франс слег в постель с диагнозом последняя стадия склероза. Врачи предупредили друзей и близких писателя о том, что его часы сочтены. Утром 12 октября Франс сказал с улыбкой: «Это мой последний день!» Так и случилось. В ночь на 13 октября 1924 г. «самый французский, самый парижский, самый изысканный писатель» скончался. Как сказал о нем писатель Душан Брески: «Несмотря на все превратности критической моды, Анатоль Франс всегда будет стоять рядом с Б. Шоу как великий сатирик эпохи, и рядом с Рабле, Мольером и Вольтером как один из величайших французских острословов».