Спонсоры:
Спонсоры:

Фридрих II Великий

В ответ на агрессию против Богемии на территорию Восточной Пруссии вторглась русская армия во главе с Апраксиным. В сражении при Грос-Егерсдорфе русские разбили пруссаков, но плохое снабжение армии помешало им развить успех. Кроме того, Апраксин узнал, что императрица Елизавета Петровна тяжело больна. Боясь гнева ее племянника и наследника Петра, преклонявшегося перед Фридрихом, он поспешил увести войска. С запада к Пруссии приближалась объединенная армия французов и германского императора. К счастью для пруссаков, ею руководил любимец маркизы де Помпадур, бездарный полководец герцог де Субиз. 5 ноября 1757 г. его армия из 64 тыс. человек выстроилась на возвышенности под Росбахом. Благодаря обманным маневрам Фридрих сумел за полтора часа наголову разбить неповоротливого врага. Французская армия была ослаблена огромным количеством посторонних людей, находившихся в обозе. После победы Фридрих шутил, что в плен к нему попало мало солдат, но огромное количество лакеев, поваров, парикмахеров, любовниц, артистов. На самом же деле потери французов составили 10 тыс. человек. Пруссаки при этом потеряли всего 548 человек. Дальнейший ход войны представляет собой калейдоскоп сражений, в котором прусский король с переменным успехом отражал натиск во много раз превосходящих сил союзников, осаждавших Пруссию с разных сторон. Фридрих возил с собой сильнодействующий яд, намереваясь в случае окончательного разгрома покончить с собой, но не помышлял о капитуляции. Крупным событием Семилетней войны стала Лейтен-ская битва (6 декабря 1757 г.), которую Наполеон назвал «шедевром маневра и решимости». Австрийская армия стала на холмах фронтом протяженностью в 8 км, сориентированным на запад. За левым флангом находился резерв, так как предполагалось, что именно здесь Фридрих предпримет обходной маневр. Король же повел наступление на правый фланг, краем упиравшийся в болото. Под прикрытием холмов он отделил основную массу наступающих и двинул их к левому флангу. Австрийцы, видя только ту часть войска, которая производила отвлекающий маневр, срочно передвинули резерв к правому флангу. По-прежнему невидимые пруссаки начали обход левого фланга. Тогда Фридрих развернул пехоту и двумя линиями, эшелонированными справа, атаковал австрийские позиции. Таким образом, с вступлением в бой каждого нового батальона давление на австрийцев усиливалось. На левый фланг обрушилась артиллерия, а потом кавалерийская колонна. Он был смят и отброшен к центру. Потом ударом кавалерии был смят и правый фланг. Только с наступлением темноты остаткам армии австрийцев удалось покинуть поле боя и отойти к Бреслау. Однако через несколько дней прусская армия заставила их сдаться. В сражении под Цорндорфом (25 августа 1758 г.), одном из самых кровавых в этой войне, Фридрих впервые лично столкнулся с русскими войсками. Он был поражен их мужеством и стойкостью. Наблюдая за ходом сражения, король заявил: «Я вижу только мертвых русских, но я не вижу побежденных русских». Решительного перевеса над противником здесь он так и не добился. Поле боя осталось за русским полководцем Вильгельмом Фермером. Однако через два дня его обескровленная армия все же отступила из Пруссии. В конце концов война измотала Фридриха и обессилила Пруссию. Все труднее становилось пополнять, кормить и одевать армию. Король сильно постарел и осунулся — сказывалось огромное нервное и физическое напряжение. И все же ему поразительно везло: ни пули, ни ядра не брали Фридриха. Часто его спасала случайность: вовремя вздыбившаяся лошадь или невзначай сделанное движение. Однажды во время боя король увидел, как вражеский солдат целится в него. В ярости Фридрих погрозил тому тростью, и солдат опустил ружье. В другой раз, прорвавшись в город, где находился австрийский штаб, он, совершенно не думая о том, что его легко взять в плен, вошел в здание штаба и предстал перед австрийскими генералами со словами: «Добрый вечер, господа». Те немедленно сдались. Тем не менее, если бы не все то же пресловутое везение, Фридрих проиграл бы войну и, скорее всего, лишился трона. Однако после смерти Елизаветы Петровны 5 января 1762 г. новый российский император Петр III, его горячий поклонник, порвал с союзниками и даже стал помогать пруссакам. В этой ситуации Мария-Терезия предпочла заключить мирный договор, который был подписан 16 февраля 1762 г. Фридрих ничего не потерял, но ничего и не приобрел. Он был безмерно доволен уже тем, что Силезия осталась за Пруссией. Теперь нужно было устранять колоссальный ущерб, причиненный войной. Страна потеряла десятую часть населения. В некоторых районах на полях работали только женщины и дети. Фридрих отпустил из армии всех крестьян. Силезия и Померания, более других пострадавшие от войны, были освобождены от податей. Государство поддерживало финансами восстановительные работы. Но маневры и учения продолжались, был увеличен кадетский корпус и открыты еще два, в Померании и Восточной Пруссии. Фридрих никак не хотел лишаться любимой игрушки. Впрочем, можно понять и его страх перед соседями. Недаром в эти годы король стремился обрести сильных союзников. Он заключил оборонительный союз с Россией. И опять судьба оказалась к нему благосклонной. В 1772 г. при разделе Польши по его плану, при участии России и Австрии, королю отошел значительный кусок территории, на этот раз мирным путем. Правда, воевать Фридриху все же пришлось, но в несравнимо меньших масштабах. Стычка между Пруссией и Австрией в 1777 г. из-за Баварии опять привела его к победе, но не к славе. Однако обе стороны вели себя нерешительно. В конце концов Мария-Терезия написала своему давнему врагу письмо со словами, что им обоим «будет невыгодно вырывать друг у друга волосы, убеленные старостью». Последние годы жизни король жил один в построенном им знаменитом дворце Сан-Суси. Он любил собак и лошадей. Любимой лошади Фридрих в парке Потсдамского дворца велел сделать открытую конюшню, чтобы она могла свободно гулять по аллеям. Часто король вместе с лошадью подолгу бродил парком. Постепенно силы начали оставлять Фридриха. Он стал страдать бессонницей, геморроем и астмой. Подагра одолевала его уже давно. Старость брала свое. Умер он спокойно в своей постели в ночь с 16 на 17 августа 1786 г., прошептав: «О, как легко! Я взошел на высокую гору... хочу успокоиться». Король умер бездетным. С женой он виделся лишь иногда за обедом, предварительно испрашивая разрешения на посещение. Правда, известно пристрастие Фридриха к знаменитой танцовшице Барбарине. Говорили даже, что он влюблен в нее. Недаром она часто получала приглашения на королевские ужины, где бывали исключительно мужчины. Однако вряд ли их отношения заходили слишком далеко: королю было не до романтических историй. В результате трон занял его племянник, Фридрих Вильгельм, который не пожелал исполнить последнюю волю дяди: похоронил его не в Сан-Суси, как было завещано, а в церкви в Потсдаме. Несмотря на признанную гениальность Фридриха Великого, лучшей эпитафией этому человеку могло бы служить высказывание о нем Бисмарка: «Он украл Силезию и все же был признан великим человеком».