Спонсоры:
Спонсоры:

Хомейни Рухолла Мусави

В начале 1960-х годов пользующееся поддержкой США правительство шаха проводило политику вестернизации страны. На утверждение меджлиса был выдвинут законопроект, который предоставлял женщинам право на участие в выборах, а в качестве святыни, на которой должны были давать клятву кандидаты в члены энджуменов советов, предлагалась «священная книга». При этом имелся в виду не обязательно Коран. Ею могла быть Библия. В этом шиитские улемы из Кума усмотрели угрозу интересам ислама и себе. Они объявили законопроект противоречившим духу и букве иранской Конституции и основным принципам шариата. Хомейни заявил: «Вы намереваетесь лишить Коран его официального статуса и... открыть путь врагам, предающим ислам и Иран». В 1962 г. Хомейни был признан руководителем шиитской общины в Иране. Год спустя в стране вспыхнули восстания, руководимые духовенством. Аятолла Хомейни стал одним из видных руководителей этого движения. Восстания были жестоко подавлены властями, а над деятельностью улемов установлен жесткий правительственный контроль. Хомейни арестовали. Однако уже в 1964 г. он выступил с публичным осуждением принятых иранским парламентом и утвержденных шахом законов о предоставлении американским советникам дипломатического иммунитета и об американском займе в 200 млн долларов на покупку вооружений и военной техники. Хомейни считал это серьезным фактором утраты Ираном суверенитета и превращения в зависимое от США государство. Он дважды был арестован, но высшее духовенство объявило его великим «Аятоллой аль-Озма», дав титул, который имели менее десятка шиитских религиозных деятелей. Это означало полную свободу Хомейни от юрисдикции шахского режима. Тем не менее в ноябре 1964 г. аятоллу в очередной раз арестовали и выслали в Турцию. В 1965 г. он получил разрешение на переезд в Ирак и обосновался в хорошо знакомом ему Наджафе, где возобновил свою оппозиционную деятельность. Здесь аятолла прочитал курс лекций, в котором нашли отражение его социально-политические воззрения. Лекции записывались на магнитофонных лентах и переправлялись в Иран. Хомейни владели идеи возрождения могущества ислама. Корень зла для своей страны он видел в расширении военно-политического и экономического влияния Запада. По его мнению, только в борьбе широких масс против чужеземных угнетателей и в установлении политической солидарности между мусульманскими народами возможно возрождение ислама. Это могло быть достигнуто только на основе борьбы против шахского режима, пытавшегося «европеизировать» Иран по примеру Турции. Ведущую роль аятолла отводил шиитскому духовенству, которое является прямым преемником пророка Мухаммеда и одним из высших представителей которого был он. Его главным лозунгом стало высказывание: «Я действую — значит, я верую». По мнению Хомейни, он был выразителем воли небес, сопротивлявшимся «незаконной власти», противопоставлявшей себя воле Аллаха. В конце 1978 г. иракское правительство под давлением шаха вынуждено было выслать Хомейни из страны. С 6 октября 1978 г. по 1 февраля 1979 г. аятолла жил во Франции, продолжая свою оппозиционную деятельность. Отсюда по телефону он зачитывал обращения к народу, которые несли в массы 180 тыс. мулл, верных его идеям. В августе 1978 г. Хомейни издал фетву (воззвание) о свержении шаха Мохаммеда Резы Пехлеви. 16 января законный правитель Ирана под давлением коммунистов, либералов и шиитов вынужден был бежать. Свергнутый шах путешествовал из страны в страну. Нигде его не хотели принимать. Только президент США Джимми Картер сжалился над изгнанником и дал ему убежище в Штатах. Хомейни не преминул объявить США «Великим Сатаной» и потребовал выдать шаха Ирану для суда над тираном за преступления против народа. Американцы отказались сделать это. Тогда Хомейни приказал разгромить американское посольство. В заложники были взяты 90 человек, в том числе 63 американских дипломата, члены их семей и прислуга. Его не испугала даже длившаяся несколько лет международная изоляция. Пленники пробыли в неволе почти два года и были освобождены только после прихода к власти Рональда Рейгана. На родину Хомейни вернулся 1 февраля 1979 г., через две недели после бегства шаха. Три дня в Иране лилась кровь. Сторонники аятоллы сражались с шахской гвардией и верными монарху военными частями. 10—11 февраля военнослужащие начали переходить на сторону исламистов. А ранним утром 12 февраля иранское радио сообщило о победе исламской революции. Эпоха светской государственности в стране закончилась. В конце марта на референдуме 98 % населения высказалось в пользу Исламской Республики, которая была провозглашена Хомейни 1 апреля 1979 г. Иранцы поддержали лозунг аятоллы «Не будь угнетателем, не будь угнетенным!» Они не понимали, что променяли «тиранию короны на тиранию тюрбана». Хомейни стал единоличным правителем Ирана. Однако официальным руководителем страны он не был. По его выбору главой государства назначили нового премьер-министра Базаргана. Сам же Хомейни удалился в Кум, где жил в небольшом полу-тораэтажном доме, а точнее, в комнате, лишенной всякой мебели. Его удовлетворяла постель на полу и книги. Здесь, сидя на ковре, в окружении своих приспешников, в основном родственников, он принимал посетителей, в том числе и иностранные делегации. День был рассчитан по минутам: молитва до рассвета, чтение Корана, скудный завтрак, работа, обязательный дневной сон, опять молитва. Премьер-министр посещал его каждый четверг, в остальные дни принимались другие официальные и неофициальные лица.

Читать дальше