Спонсоры:
Спонсоры:

Теккерей Уильям Мейкпис

Перед Теккереем встала нелегкая задача — самому воспитать двух дочерей. Место в литературе ему еще предстояло завоевать, и писатель, не находивший у окружающих ни понимания, ни сочувствия, замкнулся в себе, скрывая даже от друзей свои душевные переживания. Но каким бы тяжелым ни было физическое и душевное состояние Теккерея в те драматические годы, он понимал, что только напряженный труд может вывести его из нищеты. До самого конца 1840-х годов писатель был вынужден предлагать свои услуги издателям и печататься практически на любых условиях. Персонажи Теккерея в его ранних произведениях мало походили на положительных героев классического викторианского романа. Разве могли, например, на них претендовать прохвост Барри Линдон или воровка и убийца Кэтрин, героиня одноименной повести? Понимая это и настаивая на своем праве писать так, как он считает нужным, Теккерей в подзаголовке своего самого знаменитого романа «Ярмарка тщеславия» сделал важное уточнение — «Роман без героя». Прочитав «Ярмарку тщеславия», читатель, привыкший к автору-поводырю, почувствовал себя потерянным, ибо ему впервые без авторской подсказки пришлось искать ответ на вопрос, кого одобряет, а кого порицает писатель. И как результат, новаторская проза Теккерея получила самые разнообразные отклики — от восторженных похвал до резкого неприятия. Теккерей, между тем, назвал «Ярмарку тщеславия» романом без героя не случайно. Он рассуждал так: в современном мире есть только один герой — деньги. И царят в этом мире законы «базара житейской суеты», на котором все продается и покупается, включая совесть людей, их лучшие побуждения и чувства. Недоумение критиков вызвало и следующее обстоятельство. Они задавались вопросом: кто он такой, этот автор, постоянно появляющийся на страницах романа? То он Кукольник, разыгрывающий спектакль и дергающий своих героев-актеров за веревочки; то вдруг объявляет, что не имеет к описанному никакого отношения; а то, позабыв, что сюжет должен быть захватывающим, вдруг втискивается в карету, где едут герои, и совсем уж не к месту начинает комментировать их слова и поступки. Или еше — вдруг прервав повествование, автор обращается прямо к читателю и ведет с ним задушевный разговор, на время позабыв о героях. Не только средний, но и искушенный читатель не знал, как воспринимать эту новаторскую прозу. Недоумевали и коллеги Теккерея по перу. Многие из них не приняли этот роман, а один из блестящих умов Англии того времени Карлейль назвал «Ярмарку тщеславия» «желчной, злой, нисколько не возвышающей душу». Время, однако, все расставило на свои места, и «Ярмарка тщеславия» заняла свое прочное место в мировой литературе. Последнее десятилетие жизни Теккерея было омрачено углублением личной драмы. Многолетняя безответная любовь писателя к жене своего друга, красавице Джейн Брукфилд, принесшая много боли и разочарования, не осталась незамеченной для окружающих и со временем стала все больше раздражать мужа Джейн. В 1851 г. наступил окончательный разрыв с семьей Брукфилд. Роман писателя «Ньюкомы», вышедший в 1855 г., буквально пропитан этой драмой, и критики воспринимают его как зашифрованную исповедь писателя перед самим собой и Джейн. К этому времени Теккерей был уже болен. И хотя пытался скрывать от окружающих свои физические недомогания, все же днями, а то и неделями он не мог работать. Две поездки в США (1852 и 1856 гг.), где писатель выступал с чтением лекций, были продиктованы, в, большей степени, намерением обеспечить дочерей: он уже видел их сиротами. Умер Уильям Теккерей в сочельник 1863 г., ночью в своей спальне. «Никаких биографий!» — таков был наказ Теккерея своим дочерям. Возможно, он не хотел выставлять напоказ свою жизнь, считая, что высказал в своих произведениях все, что хотел.