Спонсоры:
Спонсоры:

Карузо Энрико

Многочисленные уроки, которые изо дня в день брал Энрико, начали давать свои результаты. Его голос становился все сильнее и драматичнее. Это заметили и профессиональные исполнители, которым довелось послушать еще никому не известного певца. Среди них был прославленный тенор Анджело Мазини, которого пригласили оценить молодое дарование. Карузо исполнил перед ним несколько оперных арий и замер в ожидании похвалы. Однако знаменитый певец лишь сухо сказал: «Вам необходимо еще много и упорно трудиться, молодой человек, может быть, тогда вам повезет и вы сумеете чего-нибудь добиться. Запомните, что для этого необходимы железная воля и требовательность к себе». Когда расстроенный Карузо ушел, его учитель пения услышал совершенно обратное. «Дорогой маэстро, — сказал Мазини восторженно, — поздравляю вас! У вашего Карузо самый красивый голос, какой только мне приходилось слышать за всю мою жизнь! Но, умоляю вас, не говорите ему об этом! Пусть лучше думает, что у него есть кое-какие способности, которые надо развивать ежедневным упорным трудом. Это ему не повредит». И Карузо продолжал совершенствовать свои вокальные данные. А в 1894 г. состоялся его оперный дебют: Энрико пел в опере Морелли «Друг Франческо» в неаполитанском «Театро нуово». Голос молодого артиста привлек всеобщее внимание: знатоки оперы, музыкальные критики и просто любители — все были в восторге. С тех пор Карузо были гарантированы главные партии во всех сколько-нибудь значительных постановках местного оперного театра. В течение года благодарные зрители могли видеть и слышать Энрико Карузо в роли Туридду в опере «Сельская честь» Масканьи и в роли Фауста в одноименной опере Гуно. В 1895 г. состоялась его первая гастрольная поездка за рубеж. Каирская публика слушала итальянского тенора в операх «Риголетто» Верди, «Джоконда» Понкиелли, «Манон Леско» Пуччини и других не менее замечательных постановках. Каждый выход 22-летнего певца на сцену сопровождался громом аплодисментов. Так начиналась артистическая карьера Карузо. Вернувшись в Италию, он совершенствовал свое мастерство под руководством В. Ломбарди, параллельно выступая на подмостках многих итальянских городов. Наконец в 1897 г. Карузо приняли и в столице итальянской оперы, Милане: на сцене театра «Лирико» он с успехом выступил в мировых премьерах «Арлезианки» Чилеа и «Федоры» Джордано. Но окончательное признание и слава всемирно известного тенора пришли к Карузо после того, как с благословения самого Пуччини он спел партию Рудольфа в опере «Богема» на сцене знаменитого театра Ла Скала. Чуть позже на этой же сцене Карузо выступил вместе с Шаляпиным в знаменитой постановке «Мефистофеля» Бойто, в партии Фауста. Вспоминая ту первую встречу, Федор Иванович, которого с итальянским тенором связывали не только совместные выступления, но и теплые дружеские отношения и общая страсть к рисованию, говорил: «Карузо произвел на меня самое очаровательное впечатление, весь его облик олицетворял сердечную доброту. А его голос — это идеальный тенор. Каким наслаждением было петь с ним вместе». Энрико Карузо отличался высокой исполнительской культурой. Его партнерша В. И. Павловская-Боровик, исполнявшая роль Кармен в опере Бизе, вспоминала, что в дуэтах Карузо «никогда не демонстрировал своего голосового превосходства, что-то удивительно бережное было в его обращении с голосом партнера». Все те, кто имел удовольствие стоять на одной сцене с великим тенором, отмечают не только красоту его голоса, ир и его чисто человеческие качества: «Карузо был умный, сердечный, по-настоящему тонкой души человек... Его товарищеское отношение к партнерам выражалось даже в том, что он ни разу не вышел кланяться публике один».

Читать дальше