Спонсоры:
Спонсоры:

Кастро Рус Фидель

Осенью 1997 г. антикастровская эмигрантская организация — движение «Демократия» — призвала народ Кубы к кампании гражданского неповиновения и всеобщей забастовке. Сигналом был зеленоватый луч лазера, который несколько ночей подряд загорался на горизонте. Хорошо осведомленные о готовящейся акции из сообщений «Радио Марти», вещавшего из США, кубинцы не обратили на нее никакого внимания. Люди боялись репрессий. Здесь можно лишиться работы и получить волчий билет за рассказанный политический анекдот. И все же в августе 1998 г. в Гаване прошла крупнейшая за весь послереволюционный период манифестация. Манифестанты скандировали: «Долой Фиделя!», «Даешь свободу!» С помощью полиции и патриотов-добровольцев их разогнали. Через некоторое время Кастро разрешил всем желающим покинуть страну доступным для них способом. После этого на улицах часто можно было увидеть небольшие группы людей, несущих лодки или самодельные плоты. Иногда к ним спонтанно присоединялись прохожие, договорившись, чтобы их взяли в качестве пассажиров. В результате массового отъезда страну покинули свыше 25 тыс. кубинцев. При Кастро революционная Куба стала перевалочным пунктом для переброски наркотиков в США. По словам кубинского писателя-эмигранта Н. Фуэнтеса, брат коман-данте Рауль Кастро рассказывал ему, что это было сознательной и обдуманной позицией Кастро, и отмечал: «Фидель говорит, что в конце концов все колониальные державы финансировали свои завоевания в Азии прибылями от торговли опием. Так что наша ответная акция вполне оправданна: она является исторической местью народов империализму...» Когда американцы предъявили всему миру доказательства этого, Кастро пришлось объясняться перед Генеральной Ассамблеей ООН. Однако достаточных аргументов он привести не смог и вынужден был «сдать» нескольких людей из своего ближайшего окружения. И суд, и реакция в стране живо напоминали сталинские процессы. Осужденные генералы, когда-то принимавшие участие в знаменитом штурме казарм Монкадо и ни в чем не повинные, послушно признавали свою вину и просили о снисхождении, надеясь на обещанное сохранение жизни. Их всех расстреляли. США не один раз предпринимали попытки свергнуть Кастро. Известно по меньшей мере 637 таких ситуаций. Существовал, например, план отравить сигары, которые курит глава страны. Узнав об этом, Фидель бросил курить. Он слывет одним из самых охраняемых политиков в мире. Подобно Хусейну, он никогда не ночует в одном месте. И никто достоверно не знает, в какой из государственных резиденций он проведет следующую ночь. Часто в западной печати появляются сообщения о том, что Кастро серьезно болен. Однако серьезные политики, как правило, это опровергают. Сам Фидель только посмеивается и утверждает, что чувствует себя отлично. Несмотря на преклонный возраст, он по-прежнему занимается спортом, не хватает времени только на плавание. У кубинцев есть пословица: «Он умрет обутым в сапоги». Так здесь характеризуют твердых и решительных людей. Она, как никакая другая, подходит знаменитому ко-маняанте, который, похоже, никогда не расстанется со своими армейскими ботинками на шнуровке и до конца своих дней будет утверждать: «В мире не было революции более чистой, чем кубинская».