Спонсоры:
Спонсоры:

Кранах Лукас Старший

image

(род. в 1472 г. — ум. в 1553 г.)

Выдающийся немецкий живописец и график, замечательный портретист, мастер мифологических и религиозных сцен, один из крупнейших представителей немецкого Возрождения.

Нельзя сказать, что отношение к этому художнику всегда было неизменно благожелательным. За последние 450 лет оценка его творчества неоднократно менялась, и зачастую радикально. Современники считали Кранаха великим мастером, ставя в один ряд с его соотечественником Альбрехтом Дюрером. В дальнейшем его то забывали на века, то заново «открывали» и превозносили до небес, то вновь отодвигали на задний план, обвиняя в манерности и приверженности к штампам. Думается, истину, как это часто бывает, следует искать где-то посередине. Несомненно одно: Кранах, в чьем творчестве, как в зеркале, отразилась вся сложность и противоречивость его эпохи, в искусстве немецкого Ренессанса — явление достаточно крупное. Многие его работы можно отнести к лучшему, что было создано в то время. Лукас родился в конце 1472 г. в местечке Кранах (Кронах) в Верхней Франконии (северная часть нынешней Баварии) в семье известного лишь по упоминаниям живописца Ганса Мюллера (по другим сведениям, его фамилия была Зундер) и, надо полагать, ремеслу обучился у своего отца. Почувствовав в себе силы для самостоятельной работы, молодой художник покинул родной дом с тем, чтобы никогда больше в него не вернуться. В поисках признания в 1490-х гг. он исколесил придунайские земли и на какое-то время нашел пристанище в Вене. Во всяком случае, именно здесь он написал первые известные нам картины, среди которых «Голгофа» (ок. 1500 г.), «Распятие» (1503 г.), «Отдых на пути в Египет» (1504 г.). Традиционные религиозные сюжеты, преображенные кистью мастера, приобретают окраску вполне земных, человеческих эмоций: горя и боли в первых двух, безмятежного счастья в третьей. Обладая исключительным чувством природы, художник умело использует пейзаж для усиления общего настроя картин, изображая то бурную стихию, то полную покоя идиллию. Среди венских работ Кранаха — портреты двух профессоров местного университета и их жен, а также несколько гравюр и рисунков. Сам факт того, что странствующий молодой мастер получал заказы от столь уважаемых людей, а также принимал участие в иллюстрировании книг, говорит о немалой известности, которую он уже на тот момент приобрел. Бесспорным признанием его таланта служит и поступившее ему в 1504 г. приглашение в Виттенберг ко двору саксонского курфюрста Фридриха Мудрого — правителя, славного тем, что он покровительствовал искусствам и наукам, оказывал поддержку реформатору церкви Мартину Лютеру, основал университет. Заняв пост придворного живописца, мастер вместе с полагающимися привилегиями, в том числе и довольно приличным жалованием (в новой должности Кранаху было положено целых 100 гульденов годовых, в то время как его предшественнику — всего лишь 40), получил и придворные обязанности. Трудно сказать, насколько обременительны они были для молодого честолюбивого художника. Он сопровождал своего господина на охоту, участвовал в турнирах и празднествах, а в 1508 г. был даже послан с дипломатической миссией в Нидерланды к императору Священной Римской империи Максимилиану I. Здесь он написал портрет будущего императора Карла V Габсбурга, тогда еще восьмилетнего мальчика; познакомился с творчеством самого мистического художника Европы — Иеронима Босха (а возможно, и с ним самим), доказательством чему служит большая копия Кранаха с босховского алтаря «Страшный суд». Неизвестно, какое именно поручение курфюрста выполнял в Нидерландах Лукас, но можно предположить, что справился он с ним блестяще, так как в том же 1508 г. удостоился дворянского звания и герба с изображением змеи с перепончатыми крыльями, перьями на голове и колечком в пасти. За долгие годы, прожитые в Виттенберге, а это почти 50 лет, Кранах из безродного странствующего живописца превратился в самого богатого жителя города, безмерно уважаемого члена городского управления, дважды избиравшегося бургомистром. Он содержал большую мастерскую, был владельцем нескольких домов и земельных участков, аптеки, книжной лавки и типографии. Кстати пришлась и очень выгодная женитьба на дочери богатейшего виттенбергского пивовара. Одним словом, жизнь художника протекала совсем в ином русле, нежели в годы странствий и обитания в Вене. Менялись в это время и его творческие позиции.

Читать дальше