Спонсоры:
Спонсоры:

Кромвель Оливер

В августе 1620 г., будучи всего двадцати лет от роду, Оливер женился на Элизабет Бургер, старшей дочери богатого лондонского торговца мехами, и вернулся на родину. Элизабет тоже принадлежала к семье со строгими пуританскими нравами. Между супругами царили полное согласие и нежная привязанность. Недаром Оливер тридцать лет спустя после свадьбы писал жене: «Ты дороже мне, чем какое-либо другое существо». Очень любил Кромвель и своих детей. А было их семеро — четыре сына и три дочери, одна из которых умерла в раннем возрасте. Целых двадцать лет прожил будущий лорд-протектор в Гентингдоне. Нельзя сказать, что в этот период он, как подчеркивают многие, совсем не занимался политикой, отдаваясь сугубо хозяйственным делам. Известно, что в 1628 г. Кромвель был избран в парламент. На родине принял участие в конфликте гентинг-донских граждан с общинным советом. В результате его «за позорные и непристойные речи» вызвали в столицу к лорду-хранителю печати. Там ему пришлось повиниться. Только тогда было получено формальное прощение. Но в родном городе стало неуютно. Противники не могли извинить молодому протестанту его выпады. В мае 1630 г. он продал все имущество и переехал Сен-Айвс. Несколько лет семья находилась в стесненных обстоятельствах. Теперь у Кромвелей не было своего земельного надела. Приходилось довольствоваться арендой. Сказалось и то, что Оливер отказался принять рыцарское звание (в то время звания продавались, чтобы пополнить пустующую королевскую казну) и вынужден был оплатить штраф в 10 фунтов стерлингов. Но вот в 1636 г. умер Томас Стюарт, завещав племяннику значительное состояние. Теперь Оливер смог подняться по социальной лестнице и войти в круг провинциальных помещиков. Теперь можно было заняться политикой. Для внимательно изучавшего Библию и много думавшего над духовными и социальными проблемами протестанта это означало слияние «дела» парламента с «делом божьим». Кромвели опять сменили место жительства и переехали в Или. Отец семейства сразу же приобрел здесь авторитет, затеяв судебную тяжбу против компании осушителей болот, лишившей окрестных жителей прав на общинные земли. Оливер вновь вызвал недовольство в Лондоне, зато был опять избран в парламент, созванный Карлом I в 1640 г. и получивший в истории название Короткого. Через три недели народные избранники были распущены за неповиновение королевской власти. Однако осенью, когда король вновь созвал парламент, Кромвель вновь оказался среди его членов. Этому парламенту, прозванному Долгим, суждено было просуществовать до 1652 г. и открыть новую эпоху в истории Англии и жизни нашего героя. Кромвель вскоре стал хорошо известен среди парламентариев. И не только потому, что здесь находились его 11 кузенов и еще 6 дальних родственников. Известность принесла ему и история с отказом от рыцарского звания, и судебная тяжба из-за общинных земель. На него обра-шали внимание. Один из лидеров оппозиции Джон Гемп-ден как-то сказал: «Этот неряшливый человек... лишенный красноречия... если мы не дай бог дойдем до разрыва с королем... в этом случае будет одним из величайших людей в Англии». 22 августа 1642 г. король объявил войну парламенту. А через несколько дней Оливер Кромвель начал формировать кавалерийский отряд в родном Гентингдоне. Он считал, что без сильной кавалерии парламент никогда не одержит победу над сторонниками короля, сила которых прежде всего заключалась в кавалерии. И набирать эту кавалерию, по его мнению, следовало в Восточной Англии, где очень сильна была прослойка сторонников протестантизма. Проповедник Ричард Бакстон писал: «Он особенно заботился о наборе в отряд религиозных людей [пуритан]... Они воевали не ради денег, а во имя того, что считали своей целью, — общественного блага». Будущий лорд-протектор открыл широкий доступ в свою кавалерию, в том числе и в офицерский состав, простолюдинам. Такой подход по тому времени безусловно может считаться революционным. Важно, что свою позицию Кромвель распространял на формирование военных отрядов по всей Англии. В основном их организовывали простолюдины и Оливеру часто приходилось настаивать на том, чтобы во главе таких отрядах были поставлены их организаторы, то есть люди не титулованные. В ходе гражданской войны Кромвель возглавил крыло индепендентов — левое ответвление английского пуританства, которое представляло интересы мелкой буржуазии, джентри и крестьянства. Он стремился к скорой и убедительной военной победе над королем. В этом ему противостояли пресвитериане, то есть «умеренные», представлявшие интересы титулованных дворян и богатого купечества. Войне они предпочитали переговоры с королем. Необходимо было вывести из игры главарей пресвитериан. И Кромвель нашел способ для этого. 9 декабря 1944 г. он выступил в палате общин с предложением «для спасения от кровопролития» всем членам обеих палат покинуть командные посты в армии. Этим они должны были доказать, что ими движут не честолюбие и корыстолюбие, а интересы общего блага. Пресвитериане поддались на провокацию. По их инициативе на голосование палаты было выдвинуто предложение, чтобы во время войны ни один член парламента «не отправлял какую-нибудь командную должность». Индепендентам только этого и надо было. Все они показали пример, отказавшись от своих должностей. Пресвитериане ради сохранения благопристойности вынуждены были последовать за ними. 15 февраля палата общин приняла постановление о создании вместо территориального ополчения, собираемого по графствам, регулярной армии нового образца. Кавалерийские полки Кромвеля стали ядром армии. Современники отзывались о них как о лучших в Европе. В результате 10 июня 1645 г. скромный капитан превратился в генерал-лейтенанта, а 14 июня уже принял участие в сражении при Несби. В этой битве действия кавалерии Кромвеля сыграли решающую роль. Сражение закончилось полным разгромом роялистов. Король потерял артиллерию, боеприпасы, более ста знамен, в том числе собственное, и секретную переписку своего кабинета. Авторитет Кромвеля в военных вопросах стал непререкаем. Ему был предложен титул барона, но он отказался. Тогда за большие заслуги ему были переданы конфискованные владения маркизы Вустерской. Этот дар был принят. Генерал-лейтенант с семьей переехал в Лондон. Между тем в парламенте оживились пресвитериане. Пользуясь отсутствием вожака индепендентов, десять их лидеров, удаленных из парламента по требованию армии, вернулись к парламентской деятельности. Они решили возобновить переговоры с королем. Необходимо было спешить в Лондон. 4 декабря армия вернулась в столицу, а 6 декабря произошел эпизод, известный в истории Англии как «Прай-дова чистка» парламента. Утром полковник Прайд занял входы в парламентское здание и по заранее заготовленному списку стал задерживать пресвитериан-парламентариев. Иные из них были отправлены домой, но многие оказались в тюрьме. Приехавший к вечеру Кромвель уверял, что ничего не знал о готовящейся акции. В это, впрочем, поверить трудно. Не в первый и не в последний раз будущий лорд-протектор оставался в тени, чтобы потом воспользоваться преимуществами создавшейся ситуации. Теперь фактическая власть сосредоточилась в руках Кромвеля. Недаром первое заседание нового парламента началось с единодушного выражения ему благодарности за заслуги в гражданских войнах. 26 декабря Кромвель согласился на организацию первого в истории суда над монархом. Сделать это, несмотря на требования армии и народа, ненавидевшего короля, было достаточно сложно. У Карла оставалось еще немало приверженцев. Суд над королем, организация которого фактически означала вынесение смертного приговора, по тем временам было делом неслыханным. Многие из парламентариев, особенно из палаты лордов, не решались поднять руку на своего монарха. Из Лондона началось повальное бегство парламентариев. От участия в суде отказались даже верховные судьи, бывшие убежденными противниками королевской власти. Радикально настроенные парламентарии не растерялись. Они заявили, что являются единственными избранниками народа, а поэтому могут стать высшей властью в стране, то есть обойтись без палаты лордов. 6 января был принят акт об учреждении специальной высшей судебной палаты для суда над королем. На Кромвеля не произвели впечатления протесты правительств Франции и соседней Шотландии по поводу беспрецедентного процесса. Судебные страсти кипели несколько дней. Карл демонстрировал презрение к суду, утверждая, что король не может быть судим. Судьи же обвиняли его в присвоении неограниченной и тиранической власти, попрании английских законов, подготовке иноземного вторжения в страну. Наконец, на последнем заседании, перед произнесением приговора король попросил суд дать ему возможность выступить перед обеими парламентскими палатами. Судьи заколебались. Разве можно было отказать человеку в последнем слове? Некий Джон Даунас порывался заявить о своей поддержке королю, но Кромвель удержал его на месте. Суд удалился на совещание. Решающую роль на нем сыграл будущий лорд-протектор. Он заявил, что нельзя верить ни единому слову Карла и нельзя поддерживать человека, от которого отшатнулся даже Бог. Спустя 12 лет, когда сын казненного Карл II вернулся на престол, многие из членов суда во время судебного разбирательства над «цареубийцами» рассказали много о своем несогласии с решением и протестах, которые они будто бы высказывали во время процесса. К тому времени Кромвель умер. Но наверняка он не опустился бы до такого малодушия. После казни короля ситуация в стране оставалась сложной. Роялисты могли провозгласить правителем Англии его сына. Единственным выходом в этой ситуации становилось провозглашение республики. Она была провозглашена в 1649 г. и была по своей сути монархией без короля — «республикой с элементами монархической власти». Страной правила парламентская олигархия, «охвостье», и офицерская верхушка армии во главе с Кромвелем. Большинство населения Англии были недовольны внутренней политикой новых правителей. Страна оказалась в международной изоляции, что сказывалось на торговле, а значит и на благополучии граждан. В этих условиях нужно было искать возможности по отвлечению народа от негативных сторон нового правления. И Кромвель нашел его. Прежде всего следовало усмирить Ирландию, где издавна бытовало недовольство англичанами и крепли симпатии к наследнику престола Англии, провозглашенного в Шотландии королем Карлом II. Против войны активно выступили многие. В провинции даже вспыхнуло несколько мятежей, против которых была применена военная сила. Сопротивление ирландскому походу было сломлено. Кромвель был назначен главнокомандующим армии с окладом 12 тыс. фунтов стерлингов в год. 15 августа 1649 г. 132 английских судна, имевших на борту 10 тыс. солдат, военные припасы и продовольствие, достигла берегов Ирландии вблизи Дублина. Первой была взята крепость Дрогеда. По приказу Кромвеля солдаты устроили здесь страшную резню. В сообщении генерала в Лондон приведены такие цифры: было убито не менее 2 тыс. человек; 100 человек, укрывшихся в колокольне церкви Св. Петра, сожгли заживо; около 1 тыс., пытавшихся найти убежище в самой церкви, были убиты на месте. Англичане же потеряли всего 64 человека. При штурме следующей крепости Уэксфорд уже после прекращения сопротивления было вырезано не менее 2 тыс. человек, а город был полностью разграблен. Таким образом генерал стремился устрашить ирландцев, чтобы сломить их сопротивление и быстро завоевать страну. По своему обыкновению он уверял окружающих (и самого себя) в том, что Бог на его стороне. Он писал: «Я убежден, что это был справедливый приговор Господа над этими варварами». «Варвары» не испугались. Английская армия с трудом продвигалась в глубь страны. В мае при осаде города Клон-мель Кромвель впервые потерпел поражение и потерял около 2 тыс. человек. В последующих битвах при взятии крепостей он стал вести себя мягче по отношению к противнику, надеясь уменьшить сопротивление. И тут его срочно отозвали в Англию. А оставшейся армии пришлось еще долго расхлебывать результаты его ирландской политики. И еще многие заплатили за нее своими жизнями.

Читать дальше