Спонсоры:
Спонсоры:

Кэрролл Льюис

Все дети Доджсонов получили хорошее домашнее образование. Отец обучал их не только закону Божьему, но и иностранным языкам, основам естественных наук. Когда Чарлзу исполнилось 12 лет, его отдали в Ричмондскую школу-интернат, находившуюся в нескольких милях от г. Крофта. Там мальчик проучился полтора года, а затем был переведен в школу Регби. Это было привилегированное заведение закрытого типа, вызывавшее у Чарлза неприязнь, хотя учеба и давалась ему легко. После окончания школы он год прожил дома, усиленно готовясь к экзаменам в Оксфорд. В 19 лет юноша поступил в самый старый университет Англии — Оксфорд, который окончил с отличием сразу по двум факультетам: математике и классическим языкам. В 23 года Чарлза Доджсона пригласили работать преподавателем математики колледжа Крайст-Черч. А два года спустя он получил степень магистра математики. Работая в колледже, Чарлз являлся образцом педагога и ученого. Все преподаватели Крайст-Черч были прихожанами «Церкви Христовой» и обязательно имели духовный сан. Поэтому молодой преподаватель был обязан принять сан священника, но так и не сделал этого, на всю жизнь оставшись диаконом. Вскоре последовала реформа университетского образования, после которой необходимость иметь какой-либо сан для преподавания в Крайст-Черч попросту исчезла. С 1851 г. до самой смерти, в течение 47 лет выдающийся математик жил и работал все в том же колледже при Оксфорде. За эти годы он смог написать настолько удивительные книги, что расшифровкой и истолкованием описанных в них образов ученые занимаются уже несколько столетий. Став профессором математики, он курировал «Клуб профессоров Крайст-Черч». К тому же Доджсон был признан лучшим фотографом XIX в. Фотографией Чарлз увлекся в 1856 г., когда один из его друзей объяснил ему мокрый коллоидный процесс. Из всех фотографов того времени профессор математики поддерживал самые тесные связи с прарафаэлитами. Доджсон общался с Уилки Коллинзом, Хантом, Хьюзом, Милле, Россети, Вулнером, Рескином. Так же, как Россети, он всю жизнь искал идеал женщины, но для него этот идеал имел формы ребенка. Это связывает его и с единомышленником Артуром Хьюзом, чьи женщины хоть и не были детьми, но внешне показывали детскую невинность и хрупкость. Образ девочки для викторианцев воплощал чистоту и невинность. Красота детского тела воспринималась как асексуальная, божественная, и изображения обнаженных детей были очень распространены. В 1890 г. Доджсон забросил свое увлечение фотографий и перед самой смертью уничтожил большинство снимков, на которых были изображены дочери профессорского состава Кембриджского университета. Незадолго до этого события фотограф написал письма матерям всех своих моделей, предложив им вернуть фотографии и негативы их детей. Он объяснил это тем, что в противном случае все будет уничтожено. До нашего времени сохранилось не более десяти таких снимков. Родители юных фотомоделей хорошо знали о «невинном» увлечении их коллеги, а фотографии всегда делались с их согласия. Признанный фотограф был чрезвычайно щепетилен во всем, что касалось его маленьких моделей. Во время фотосеансов при девочках обязательно присутствовала какая-нибудь дама (мать, тетушка, гувернантка). Сам Чарлз Доджсон писал: «Если бы я нашел для своих фотографий прелестнейшую девочку в мире и обнаружил, что ее смущает позировать обнаженной, я бы почел своим священным перед Господом долгом, как бы мимолетна ни была ее робость и как бы ни легко было ее преодолеть, тут же раз и навсегда отказаться от этой затеи». Чарлз Латуидж Доджсон сделал очень много различных снимков: детей (мальчиков и девочек), взрослых, своих родных и друзей, коллег по Оксфорду, писателей, художников, актеров, священнослужителей, включая епископов и архиепископов, и даже политических деятелей. Его работы были представлены на знаменитой фотовыставке «Род человеческий». Из своих современников-фотолюбителей он единственный был удостоен такой чести. В 1856 г. Чарлз Доджсон написал свое первое художественное произведение — поэму «Одиночество», в которой прощался с детством. Редактору ежемесячника «Трейн» поэма очень понравилась, и он попросил автора только об одном: заменить инициалы Б. Б., которыми было подписано произведение, на нечто более звучное. Доджсон, недолго раздумывал и предложил несколько вариантов. По мнению редактора, для этих целей наиболее подходил псевдоним Льюис Кэрролл. Позднее стало известно, что этот псевдоним был выбран не случайно, а создан посредством словесной игры: данные автору при крещении имена «Charles Lutwidge» он перевел вначале на латынь — «Carolus Ludovicus», а затем англизировал и поменял местами. С тех пор все свои произведения Чарлз Латуидж Доджсон подписывал псевдонимом, а научные труды — собственным именем. Он изменил этому правилу лишь в двух случаях, поставив литературный псевдоним под работами научного характера «Логическая игра» и «Символическая логика». Скорее всего, автор соблазнился тем, что обе работы были написаны для широкой аудитории, включая и детей школьного возраста. В детстве Чарлз был неутомимым фантазером и обожал выдумывать всевозможные веселые истории. Еще во время учебы в Ричмондской школе-интернате он начал издавать домашний детский журнал. А готовясь к вступительным экзаменам в Оксфорд, Доджсон создал несколько рукописных журналов: «Ректорский журнал», «Комета», «Розовый бутон», «Звезда», «Светлячок», «Ректорский зонтик» и «Миш-Мэш».

Читать дальше